Рязанская
 торгово-промышленная 
 палата
RUS | ENG     

 Вернуться на
 главную страницу Карта сайта Обратная связьInstagram


 

   

2021 год    2020 год    2019 год    2018 год    2017 год    2016 год    2015 год    2014 год    2013 год    2012 год    2011 год    2010 год    2009 год    2008 год    2007 год    2006 год









Территориальные ТПП

 Экспертиза и сертификация

ВАШ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР - ГАЗЕТА «ПОД ЗНАКОМ МЕРКУРИЯ»


2009 год

Октябрь выпуск №10 (188)

«Давай подольше проживем»

Вот хотя бы несколько строчек.

 

Лишь чувствовать дыханье друга рядом...

***

Я много раз грешил, но никого не предал...

***

Давлю в себе раба – работы нет труднее,

Ведь сразу не поймешь, кого в себе давить...

 

И о любви.

 

Доктор, как хорошо, что Вы рядом.

Дело даже не в медицине,

Может, нужнее на целый порядок

То, что глаза у вас синие-синие.

 

И о неизбежном, увы, для каждого из нас – о старении.

 

Когда годов отстукало немало,

То любишь или рубишь не сплеча,

Идешь «на вы» не с поднятым забралом.

Давно уже не дружишь с кем попало

И не осудишь сгоряча...

 

Все это – одного автора. Евгения Максимовича. И та строка, которая в заголовке этого моего очерка. Она ведь – ко всем нам: «Давай подольше проживем»! Хочу поставить восклицательный знак. А может быть, два! Три!

Когда читаешь стихи, даже те, что берут за душу, зачастую не думаешь, а отражают ли они жизненную позицию автора? Или просто его сиюминутное настроение? Что ж, бывало ведь, что и очень красивые стихи писали те, чьи поступки в жизни не очень сочетались с такими стихами.

Стихи ведь могут как-то отделиться от автора, жить своей жизнью. И если об авторе мы мало знаем, так ли уж важно для нас сопоставлять их с его жизнью?

Ну, а если автора знаем? Если он наш современник. Его жизнь – на наших глазах. О нем бесконечно много говорят и пишут уже много лет. И есть его выступления, его речи, его книги. Если его лицо знакомо всем.

А при его общительности очень многим он знаком и лично. (Посчастливилось и мне, еще с 1960-х).

Как тогда не сопоставлять стихи с жизнью автора?

И невольно сопоставляешь. Конечно, у разных людей и впечатления, и мнения могут быть разные. Но я говорил со многими – с теми, кто, как и я, знает Евгения Максимовича давно, работал с ним бок о бок.

И вот что я слышал от всех.

Да, если он пишет: «никого не предал», то это правда. Ни с кем не сводил счеты. В каком бы коллективе ни работал, – а их в его жизни было так много, – умел найти общий язык. В каждом коллективе к нему относились с уважением. В каждом печалились, если он уходил.

Почему его любили? В каждом, с кем он работал, он видел человека. Никогда не был высокомерным. Кажется, это так просто. Но в жизни, увы, такое ведь встречаешь куда реже, чем бы надо, чем бы хотелось.

Примаков умеет видеть себя со стороны. Тоже, кажется, естественно. Но все ли, оказавшись на высоких должностях, сохраняли такую способность?

В 1991-м, уже побывав на посту председателя Совета Союза Верховного Совета СССР и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, он писал одному из своих друзей:

 

Остановись, послушай тех,

Кто рядом песнь поет

О том, как падал мягкий снег,

О счастье быть вдвоем.

 

Без дерганья, без критики.

Нацеленной под дых,

Без подлостей политики,

Без мерзостей интриг.

***

Неужто и отсюда нам

Захочется назад

В людскую толчею, бедлам,

В мир окриков, команд.

 

Да, и написав это, он встал во главе Службы внешней разведки, Министерства иностранных дел, а затем и кабинета министров. Что же – захотелось вернуться «назад»? Захотелось еще большей власти, хотя сам это осуждал.

 

... Годами дурью мучались,

Той, что зовется «власть».

 

Нет, в какие бы сферы он ни входил, всегда старался, чтобы это не было «миром окриков, команд».

Увы, от Е.М. далеко-далеко не все зависело. Но он старался. На каждой из ступеней, куда ставила его судьба, работал изо всех сил, с полной отдачей.

 

А думают, вроде

Лечу на ракете.

Неужто в народе

Так верят газете?

 

Перечитываю последние книги Евгения Максимовича (и когда только он находит время столько писать?). От них, как и от личного общения с ним, веет благожелательностью, добротой, чувством юмора, умением смотреть на себя со стороны, уважительным отношением даже к тем, кто ему, может быть, далеко не всегда нравился.

Цитирую: «В силу своих убеждений никогда и ни при каких обстоятельствах не чернил предшественников».

Об авторе книги можно судить по эпиграфам, которыми он предваряет свои воспоминания. У Е.М.:

«Победа порождает ненависть, побежденный живет в печали. В счастье живет спокойный, отказавшийся от победы и поражения. Будда».

«Сила всегда привлекает людей с низкими моральными качествами. Альберт Эйнштейн».

Мне как историку импонирует его оценка Сергея Юльевича Витте – «блестящий премьер». И его оценка поразительно интересных «Воспоминаний» великого князя Александра Михайловича, зятя Николая II. Е.М. назвал их «великолепными» и цитирует в своей книге «Минное поле политики».

Я уверен, что не прошел мимо его внимания и рассказ великого князя о том, как воспитывали молодежь семейства Романовых. «Французы порицались за многочисленные вероломства Наполеона, шведы должны были расплачиваться за вред, причиненный России Карлом XII в царствование Петра Великого. Полякам нельзя было простить их смешного тщеславия. Англичане были всегда «коварным Альбионом». Немцы были виноваты тем, что имели Бисмарка. Австрийцы несли ответственность за политику Франца Иосифа, монарха, не сдержавшего ни одного из своих многочисленных обещаний, данных им России. Мои «враги» были повсюду. Официальное понимание патриотизма требовало, чтобы я поддерживал в своем сердце огонь «священной ненависти» против всех и вся».

Увы, как же глубоко все это въелось в политику не только Российской империи, но потом и Советского Союза. И заставило Е.М. в его книге «Мир без России. К чему ведет политическая близорукость» настаивать:

«Россия настроена не на конфронтацию с Соединенными Штатами, с Западом, а на равноправное и взаимовыгодное сотрудничество...

Проиграют все, если российско-американские отношения соскользнут к новому изданию холодной войны. Чтобы этого не произошло, нужно, прежде всего, отказаться от набирающей, к сожалению, силу риторики с двух сторон... Все, что нужно России, – это уважительные, равноправные отношения с Западом. Те, кто считают, что антиамериканизм генетически заложен в политику России, заблуждаются».

Евгений Максимович призывает снова задуматься: «Почему перестал существовать Советский Союз?». И считает: «Однозначно ответить на этот вопрос нельзя». Но прежде всего, говорит о глубинных причинах, о несовершенстве федеральной структуры, существовавшей в СССР.

«...Победила линия на «показной», «витринный» федерализм, отражаемый в сменявших друг друга конституциях. Однако, по сути, было создано абсолютно унитарное государство. Союзные республики лишь провозглашались суверенными, самоуправляемыми. На самом деле всё в главном предписывалось Москвой.

Нельзя отрицать того, что в республиках создавались условия для развития национальной литературы, искусства, кинематографа, театра, национального образования. Самым положительным образом сказывалось необходимое для этого тесное общение интеллигенции различных республик. На местах развивались наука, промышленность. Но всем руководили из Центра. Даже вопросы строительства тех или иных предприятий в республиках часто решались не на основе экономической целесообразности, а по политическим мотивам...».

И вот результат: «В республиках начали брать верх силы, делающие ставку на самостоятельность, суверенитет. Однако в жизни это происходило на фоне роста настроений против «русского Центра». При этом, широкое распространение получила точка зрения, что в предшествующие годы якобы происходила своеобразная «перекачка» ресурсов из «богатейших союзных республик» в РСФСР».

И КПСС в годы перестройки «оказалась не готовой действовать в тот момент демократическим путем, согласиться с существованием в ней «разномыслящих, но равно ответственных за перестройку сил», с политическим плюрализмом в стране».

А сейчас? «Многое из того, что приходилось делать на стыке 1980-х и 1990-х годов, актуально и для сегодняшнего дня».

Грустно читать в его воспоминаниях: «По-настоящему атака на меня началась и участь как премьера была предопределена, когда стало ясно о моем серьезном намерении бороться с экономическими преступлениями и коррупцией».

Как бы хотелось, чтобы и общественность, и властные структуры побольше прислушивались, чтобы больше задумывались над словами Евгения Максимовича.

Как не согласиться с его призывами: «Столбовой дорогой для России являются создание гражданского общества, укрепление политического плюрализма, продолжение рыночных реформ, развитие нашей экономики как органичной части мирового хозяйства...

России предстоит длительная борьба не только за построение эффективных государственных институтов, но и по преодолению укоренившегося сопротивления самой идее укрепления правового государства. И как это было в истории нашей страны, частью окончательного решения проблемы законности власти вполне может быть передача властных полномочий от Центра регионам и органам власти на местах...

Для России нет пути назад – к возвращению командно-административной системы».

Я мог бы привести то, что Евгений Максимович говорил мне. Но решил, что все-таки лучше – из его книг. Доказательней, убедительней.

Е.М. не скрывает грубых ошибок, неудач нашей страны на том пути, которым она идет. Но всячески призывает нас к общественной активности, к оптимизму. Пожелаем же оптимизма и ему, и себе!

Самого доброго Вам, Евгений Максимович!
Аполлон Давидсон,
доктор исторических наук.


Назад

Поиск по статьям

Текст для поиска:    
 






Copyright © 1993-2021 РТПП